Как отличить врачебную ошибку от халатности?

Как отличить врачебную ошибку от халатности

Тема медицины в России – больной вопрос. Пациенты постоянно жалуются на то, что врачи не оказывают медицинскую помощь в полном объеме, халатно относятся к своим обязанностям, недостаточно компетентны. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что врачи находятся не в лучшем положении. Им приходится работать в тяжелых условиях и брать на себя огромную ответственность, молниеносно принимать решения. Поэтому нужно понимать, что у врача все-таки должно быть право на врачебную ошибку (речь идет не о некомпетентности и халатности). Кто должен в этом разбираться и реально ли минимизировать ошибки право применения? Ведь дела рассматривают судьи, которые имеют представления о медицине и не могут разобраться в тонкостях лечебного процесса.

Каждый адвокат по уголовным делам в Москве знает, что связанные с медициной дела относятся к особой категории. Сложна она, прежде всего, тем, что здесь очень сложно выбрать объективный ракурс. Поэтому поступившее летом от Следственного комитета предложение об уголовном наказании за врачебную ошибку вызвало настоящую бурю.

Желание инициативной группы из СКР защитить права пациентов, которые пострадали от врачебных ошибок, вполне понятно. Но действующий закон (ст 109 УК РФ, ст 118 УК РФ, ст 238 УК РФ, ст 293 УК РФ) не учитывает специфику работы профессиональной медицины.

Еще больше вопросов вызывают предложенные изменения. Адвокат по уголовным делам в Москве напоминает, что недавно поступило предложение ввести в УК РФ новые статьи: 124.1 УК РФ («Ненадлежащее оказание мед. помощи и услуг») и 124.2 УК РФ («Сокрытие нарушений». В них, как отметили сами медики и уголовные адвокаты, нет четких критериев – размытые формулировки отдают слишком многое на усмотрение судей.

Пока до конца непонятно, как будет решен вопрос. Возможно, в России все-таки появятся профессиональные врачебные объединения, которые будут тесно сотрудничать с правоохранительными органами. Тогда они будут оценивать компетентность врача и принимать решение о том, имеет ли он право заниматься далее профессиональной деятельностью. Такой опыт уже есть и успешно применяется на практике во многих странах.